Летающая лодка победы | Время железных людей. Часть 3/3

Летающая лодка победы | Время железных людей. Часть 3/3

Сегодня мы расскажем вам об одном малоизвестном эпизоде действий Балтийского флота и Морской авиации во время войны. А именно — о Ладожской военной флотилии как его структурном подразделении. 

 

ЛАДОЖСКАЯ ФЛОТИЛИЯ

 Сегодня мы расскажем вам об одном малоизвестном эпизоде действий Балтийского флота и Морской авиации во время войны, а именно о Ладожской военной флотилии как его структурном подразделении. Впервые флотилия появилась на Ладожском озере во время советско-финской войны, повторно сформирована 25 июня 1941 года, когда Финляндия вслед за Германией объявила войну СССР, а после эвакуации из Таллина была усилена кораблями Балтфлота – в частности торпедными катерами, а в 1943 году даже малыми подводными лодками. Следует учитывать, что Ладогу в древности недаром называли «морем» - это самое больше в Европе пресноводное озеро, на котором часты сильнейшие штормы. В ходе Великой Отечественной войны и с началом блокады Ленинграда небольшая Ладожская флотилия становится стратегически важным подразделением, поскольку в зоне ее ответственности находилась Дорога Жизни, по которой в осажденный город доставлялось продовольствие и шла эвакуация мирного населения из Ленинграда.

 Противником Ладожской флотилии на озере являлись объединенные германо-финские силы, укомплектованные сторожевыми и торпедными катерами, а также быстроходными десантными баржами «Зибель», вооруженными 88-миллиметровыми зенитными орудиями, которые также могли успешно использоваться против наземных и надводных целей. Так же на Ладоге действовало одно из самых курьёзных подразделений эпохи Второй мировой войны. Руководство Италии решило помочь немецким и финским союзникам и не нашло ничего оригинальнее, чем прислать на Ладогу 12-й отряд торпедных катеров. Можно задать вопрос о вменяемости итальянского флотского командования – достаточно взглянуть на карту и выяснить расстояние между базой ВМФ Италии в Специи на Лигурийском море и Ладожским озером. Тем не менее, четыре торпедных катера типа MAS водоизмещением в 25 тонн были трейлерами доставлены через Альпы из Италии в Германию, затем на грузовом судне в Финляндию, далее своим ходом по реке Вуокса и в финале по железной дороге к Ладоге.

 Курьёз или нет, но перед флотилией стран Оси стояла вполне определенная задача – осуществление блокады Ленинграда со стороны Ладожского озера, уничтожение грузовых барж и советских военных кораблей, а в идеале – полная ликвидация судоходства по озеру. Итальянские катера потопили советскую канонерскую лодку, а также несколько барж и транспортов. Ответ не заставил себя ждать. Адмирал Владимир Трибуц в книге мемуаров «Балтийцы сражаются» упоминает о бое, состоявшемся 2-го сентября 1942-го года близ ладожского острова Веркоссаре – три советских морских охотника, находившиеся в ночной засаде у берегов острова, засекли приближающийся быстроходный катер MAS, отрезали ему путь к отходу и потопили из 45-миллиметровых орудий. Появились немецкие и финские самолеты, район боя накрыла шрапнелью финская береговая батарея из Приозерска, однако все три катера Ладожской флотилии Балтфлота успешно вернулись на базу, потеряв только половину орудийного расчета на одном из морских охотников.

 В общих масштабах войны сражение за остров Сухо 22-го октября 1942-го года может выглядеть незначительно, однако надо учитывать, что этот остров позволял контролировать коммуникации от устья реки Волхов – Сухо расположен всего в 37 километрах от Новой Ладоги, тогда основной базы Балтийской флотилии. Совместная операция финнов, немцев и итальянцев с кодовым обозначением «Бразиль» предусматривала высадку десанта, ликвидацию советского гарнизона численностью в 90 бойцов и уничтожение или захват трехорудийной 100-миллиметровой батареи. Если бы противнику удалось закрепиться на острове и подтянуть на него дополнительную артиллерию, снабжение Ленинграда по Дороге Жизни оказалось бы резко затруднено, а то и парализовано – а это уже вопрос стратегический.

 Для Ладожского театра боевых действий 23 корабля неприятеля, участвовавших в операции «Бразиль», были внушительной силой, особенно учитывая артиллерийское вооружение. После артподготовки, во время которой была уничтожена радиостанция, был высажен десант численностью более ста человек, но сообщение об атаке успел передать радист находившегося в дозоре тральщика. Батарея острова также открыла огонь по врагу, в самом начала боя уничтожив три быстроходные десантные баржи «Зибель», а тральщик под командованием старшего лейтенанта Каргина и сопровождавший его морской охотник старшего лейтенанта Ковалевского отвлекли на себя корабли неприятеля, давая защитникам острова возможность организовать круговую оборону. Надо отдать должное немцам и финнам – они были серьезным противником, на острове вспыхивали ожесточенные рукопашные схватки, и советский гарнизон начал отход с позиций, ожидая подкреплений и организовывая контратаки.

 Адмирал Трибуц и командир Ладожской флотилии капитан первого ранга Чероков получили донесение о нападении на остров Сухо на рассвете. Кораблям базы, находившейся в Осиновце, на западном побережье Ладоги, был немедленно отдан приказ выйти из гавани и направиться на подмогу гарнизону. Невзирая на низкую облачность, в воздух были подняты штурмовики и бомбардировщики Морской авиации, появившиеся в небе над Сухо через час после начала боя, когда неприятель успел захватить два орудия из трех и занять едва ли не половину острова. Еще через полчаса подошли советские корабли, и противник начал спешную эвакуацию. В итоге нападение было отбито, 16 вражеских кораблей потоплено, а одна самоходная баржа «Зибель» захвачена и отремонтирована. На этом невероятные приключения итальянцев в России и закончились. Оставшиеся экипажи вернулись в Италию, а торпедные катера передали финнам. Советские потери при отражении атаки на Сухо составили 6 самолетов, ни единого корабля потоплено не было.

 На примере Ладожской флотилии Балтийского флота мы можем видеть, насколько важен был любой, казалось бы, самый незначительный участок фронта – крошечный остров Сухо размерами всего 60 на 90 метров мог поставить под угрозу Ленинград, а такая потеря стала бы фатальной. И только благодаря мужеству гарнизона и вовремя подоспевшей авиации гитлеровцы не смогли закрепиться в южной Ладоге. После сокрушительного поражения на Сухо немецко-финские силы, действовавшие на озере, попыток десантирования более не предпринимали.

 Стоит обязательно вспомнить о противостоянии авиации Балтфлота и подразделений 1-го германского Воздушного флота, действовавшего на ленинградском направлении. Казалось бы, в начале великой Отечественной фашистская авиация завоевала господство в воздухе, а Ленинград являлся приоритетной целью. В действительности, для немцев обстановка складывалась здесь далеко не самым лучшим образом. Зона ответственности 1-го Воздушного флота люфтваффе была огромна – группе армий «Север» противостояли силы сразу четырех советских фронтов, достаточно насыщенных авиацией, а вот сравнительно небольшой по численности немецкий флот ВВС вынужден быть действовать в режиме «пожарной команды», распределяя авиационные подразделения между разнесёнными на большие расстояния оперативными направлениями. Основной задачей была поддержка вермахта с воздуха, на прочие задачи – например на массированные бомбардировки Ленинграда или постоянную охоту за транспортными кораблями на Дороге Жизни имеющихся сил зачастую не хватало.

 В качестве меры противодействия немецким самолетам командование Морской авиации Балтийского флота выбрало незамысловатую и эффективную тактику – бомбардировки вражеских аэродромов, и прежде всего передовой базы Первого авиакорпуса под Гатчиной. Тут пригодились считавшиеся устаревшими и бесполезными в боях против современных самолетов люфтваффе гидросамолеты МБР-2, начавшие выпускаться еще в 1934-м году. Небольшой, тихоходный и слабо вооруженный самолет с деревянным корпусом становится для немцев настоящим ночным кошмаром.  МБР-2 после наступления сумерек поднимались с воды в районе Ленинграда или Кронштадта поодиночке, с интервалом в 10-20 минут, и на малых высотах шли к Гатчинскому аэродрому – никакого массового налета, следовало действовать только поодиночке. Раз в полчаса на летное поле сбрасывалась осколочно-фугасная бомба весом до ста килограммов, летающая лодка быстро скрывалась в темноте, и едва на аэродроме всё успокаивалось и давался отбой воздушной тревоге, появлялся следующий самолет. Так продолжалось всю ночь, до первых проблесков рассвета. Максимальный единовременный урон был нанесен врагу в ночь на 30-е сентября 1942-го года, когда всего четыре МБР-2 уничтожили на земле два «Юнкерса-87» и полностью вывели из строя «Мессершмитт-109», при этом благополучно вернувшись на базу. О потерях среди наземного немецкого персонала не сообщается, но без них явно не обошлось.

 Гидроплан МБР-2, прозванный за угловатую форму – и по созвучию – «амбарчиком», в начале войны оставался практически единственным противолодочным самолетом – недостатков у этой устаревшей модели было предостаточно, но выбирать было не из чего. Впрочем, первым и последним успехом противолодочной борьбы «амбарчиков» можно считать бой у острова Бенгштер, неподалеку от Ханко – 9-го июля 1941-го года шедшие в паре МБР-2 обнаружили немецкую субмарину в надводном положении, каждый самолет сбросил по четыре фугаса ФАБ-50, было отмечено одно попадание в борт. Подводная лодка срочно пошла на погружение, но летчики отметили появившийся на поверхности масляный след – лодка если не затонула, то оказалась серьезно повреждена.

 К сожалению, авиация Балтийского флота к сентябрю 1941-го года потеряла две трети гидросамолетов этого типа, беззащитного перед немецкими истребителями и плотным зенитным огнем. Всего осталось немногим больше пятидесяти гидропланов из имевшихся полутора сотен. Тогда-то и было решено переквалифицировать МБР-2 из морского разведчика в ночной бомбардировщик. Кроме налетов на немецкие и финские аэродромы в районе Ленинграда и Ладожского озера, «амбарчики» с очень серьезной для столь уязвимого самолета успешностью работали на немецких коммуникациях вблизи линии фронта, и, опять же, только в темное время суток.  В феврале 1943-го года налет семи МБР-2 на железнодорожную станцию Нарва привел к подрыву нескольких вагонов эшелона с боеприпасами, что привело к чудовищным разрушениям.

 Хотелось бы особо отметить, что эти летающие лодки, безнадежно устаревшие еще перед войной, с 1941-го по 1944-й годы произвели на Балтийском театре боевых действий 678 вылетов против аэродромов противника. Истребители же, в свою очередь, лишь 375 вылетов. Очень серьезный показатель, доказывающий, что в умелых руках и при грамотном боевом применении, даже самый легко вооруженный, медлительный и не обладающий достаточной дальностью самолет способен наносить чувствительные удары по противнику.

 Последний боевой вылет «амбарчика» состоялся в 1951-м году, очень далеко от Балтийского моря, во время Корейской войны – армии КНДР были переданы несколько уцелевших машин. МБР-2 был и оставался самой обычной «рабочей лошадкой войны», не представляющей из себя ничего исключительного в плане боевых или аэродинамических качеств, но исправно выполнявшей возложенные на нее функции.