Видоизмененный Углерод. Обзор

Видоизмененный Углерод. Обзор

09 апреля в 18:30 Мария Титова

Разброс в мнениях насчёт «Видоизмененного углерода», новой футуристической криминальной драмы от Netflix, пропитанной духом нуара и киберпанка, был такой, что прямо начинаешь верить в демократию. Ну вот мы решили никого не слушать, посмотреть самим и разобраться, что там так привлекает и вызывает эту дичайшую полемику. Давайте кинем в нашу демократическую чашу все чёрные и белые камушки — плюсы и минусы «Видоизмененного углерода». Отдельно скажем, что мы не включаем в этот обзор сравнение с книгой. Да, поклонники оригинального романа недовольны, что некоторых персонажей существенно изменили. Ну, так и Дейнэрис однажды было тринадцать, ребята.

Мы ЗА резвый сюжет и бойкое развитие

Завязка простая: есть будущее 2384 года, в котором земляне колонизировали далёкие миры и изобрели технологию вечного сияния чистого разума — научились, короче, бессмертию. У каждого, кто может себе позволить платить деньги, в шее есть так называемый стэк, что-то вроде флешки, на которой хранится твоя личность. И вот тело твоё умирает, а ты живёшь дальше — тебя просто загружают в какого-нибудь клона или другую оболочку — так зовут здесь тела. Богатый дядька Бэнкрафт становится жертвой убийства — настоящего такого, с разрушенным стэком. Но это ведь неинтересно, умереть так просто, когда ты сказочно богат, и у Бэнкрафта в дополнение к стэку оказывается личный спутник, на который передаётся вся информация. И вот он уже не мёртв, но ни черта не помнит о последних двух сутках — чтобы выяснить, кто его убил, Бэнкрафт нанимает крутого следователя. Правда, того сначала приходится разморозить, потому что этот новоиспеченный детектив провалялся в анабиозе 250 лет. У него смешное японско-славянское имя — Такеши Ковач — и он вовсе не так прост: когда-то в прошлом Ковач работал сначала на правительство, затем на так называемое Сопротивление, и все эти товарищи, кажется, не любят его одинаково. Поэтому наравне с линией расследования идут вполне себе правомерные флэш-беки и раскопки прошлого. И всё это на удивление бодро, резво и без какой-либо передышки.

Ну да, материализм здесь торжествует, а тело и душа обесцениваются, уступая главенствующую роль разуму. И вот идея того, что любой может переместить своё сознание в оболочку и оказаться не тем, кем все думают, даёт создателям карт-бланш, и в некоторых моментах, которые мы спойлерить не будем, они замечательно её используют. Флэшбеки, которые дают представление о том, что же там случилось 250 лет назад до заморозки Ковача, расширяют вселенную и объясняют персонажей. Особо приятно, что не забывают о далёких планетах, которые осваивают земляне. Здесь вообще предостаточно побочных линий, и никто не ходит, с утра до вечера, расследуя убийство Бэнкрафта. Хотя Ковач бы должен — ему за это платят. Но этому парню есть, чем заняться после 250 лет сна.

Мы ПРОТИВ замечаний в лоб

Основная линия расследования, конечно, вывозит, она эффектная и за ней интересно наблюдать, но некоторые моменты и детали поданы так прямолинейно, что у бегемота больше грации. Вот приходит главный герой в отель «Ворон» с удивительным количеством намёков и аллюзий, начиная от названия и заканчивая оформлением, и умный сценарист так бы это и оставил — это вышла бы очаровательная сцена для тех, кто вникает в детали. Что делают эти? Конечно, называют хоста отеля По. Ну, чтобы ни у кого сомнений не осталось, что они хотели этим сказать и какими тупыми считают зрителей. Или вот, например, в одной из серий все уточняют, что считают Банкрафта, оказывающего милосердие страждущим, богом. Ну ребята, чувак живёт в небесах, у него огромный сад, ему единственному доступны знания в виде книг древней цивилизации, у него тысяча оболочек, на его приёмах все ходят в белом — ну вы серьёзно хотите уточнить? Они хотят. И вот эта прямолинейность, возникшая, вероятно, в противовес общей сложности мира с кучей технических терминов, печалит.

Мы ЗА цельность

Технически сложный сценарий не мешает в итоге пониманию того, как работает этот мир: что происходит с Землёй, почему доступные технологии так разнятся, что значит для местных жителей виртуальная реальность, как они используют свои стэки, по каким законам живут и на каких правилах держится это место. В подробности никто носом не тыкает (хоть здесь тупыми не считают, спасибо и на этом), просто в процессе, если действительно смотришь сериал, а не пылесосишь гостиную с включённым экраном, ты понимаешь, как именно здесь всё устроено. Если у кого-то после окончания просмотра возникает вопрос «какого Спилберга здесь всё время идёт дождь и нигде нет света?», или «почему время от времени народ в разговоре перескакивает на разные языки?», то, сорян, это не проблемы создателей.

Мы ПРОТИВ банальностей

Диалоги страдают с такой силой, что время от времени хочется вырвать стэк из собственной шеи, чтобы не слышать и не помнить. Но без ненужных речей никуда, потому что через них создатели пытаются объяснить сложные сценарные моменты, которые бы так и остались белыми пятнами.

Это и обычные пафосные банальности, перемежающиеся серьёзным махачем, и всяческие угрозы внушительных мужиков, которые не шутят. Но ещё есть и фразы, сбивающие с толку, потому что непонятно вообще, зачем их сказал именно этот персонаж: Ковач в одной из сцен, пытаясь спасти детективу Ортеге жизнь, отчитывает её за то, что ей на него плевать. И, о чудо, она реагирует с полной серьёзностью женщины из романтической прозы. Почему он вообще сомневается в этом: они знакомы не так долго, и он прекрасно знает, что конкретно ему она ничего не должна. Но вот он заранее решает, что такой упрёк оскорбит и отвадит отважную полицейскую и сохранит ей жизнь.

Ну короче это какое-то мотивационное безумие, запихнутое в банальнейшие изречения. Будь оно чуточку в других выражениях, это могла бы быть действительно классная сцена. Но чего нет, того нет.

МЫ ЗА крутые социальные и религиозные идеи

Сама проблема бессмертия здесь облачена в отличные выражения. На этом строится весь повстанческий пафос: Куэлл, глава повстанцев, борется против того, чтобы люди жили вечно, потому что «бессмертие портит даже лучших из нас». Звучит слишком пафосно, чтобы вызвать симпатию — тут все в равных условиях зрительской неприязни. И создатели делают это совершенно сознательно, показывая повстанцев благородными воинами, но никак не однозначно правыми в своей борьбе. Потому что они выбирают сразу за всех, а тем временем люди могут выбрать сами: тут есть религиозная группа, которая отказывается от бессмертия. Неокатолики, во всём этом хаосе выбравшие душу, не могут менять оболочки из-за религиозного принципа.

Или как вам идея о том, что смерть — это последний знак равенства между богатыми и бедными? Идея древняя, со времён зарождения богов и убеждения, что на том свете все будут равны, но благодаря главной линии сериала она раскрывается с идеальной доходчивостью.

Моментов, когда мысль грозит уйти в глубокую, достаточно. Разве что не каждая идея проработана настолько, насколько хотелось бы — от этого градус интеллигентности падает, и зритель часто остаётся с вопросом «чё это щас было?», но давайте предположим, что мы поняли.

Мы ПРОТИВ пустоватых персонажей

Во многом это из-за уже упомянутых временами никчёмных диалогов, но всё же… Окей, Ковач в обеих своих ипостасях (вообще, их больше, но вам об этом знать не обязательно) тот ещё фрукт, не картонный и не однозначный, но в собственных персонажных рамках всё-таки объяснимый и логичный, даже не такой всемогущий, как стоит бояться.

А вот что делать с детективом Ортегой или богом Бэнкрафтом создатели, видимо, так и не разобрались. Чёрт с ним с Бэнкрафтом: может, он просто очень долго живёт и привык играть в свои сложные игры, поэтому не демонстрирует чёткую позицию, убеждения и принадлежность хоть к чему-нибудь — вроде бы он плохой, но как-то вяло плохой, просто домашний тиран в итоге. Даже харизматичный актёр Джеймс Пьюрфой не спасает.

А вот детектив, ненавидящая всяких там Бэкнрафтов, но и не согласная с семейными принципами неокатоличества, явно вылезла из «CSI: место преступления» или даже чего похуже. У неё каким-то образом получается оставаться просто копом в мире будущего. Это, увы, в плохом смысле.

Второстепенных персонажей создатели тоже не особо любят. Они немного заботятся о По, и им явно есть дело до Рей, но все прочие просто заполняют пустоту даже там, где можно было бы сделать запоминающуюся личность.

Мы ЗА юмор

Его здесь не то чтобы много, но над отдельно взятыми находками хочется хохотать. Они одновременно и очень злые, и вместе с тем очаровательные. Ковач, например, хранит практически любой вид оружия в милом девчачьем розовом рюкзачке с единорогом, и в нужные моменты достаёт его с такой серьёзной и брутальной миной, которую слепить можно только нарочно.

Или вот испаноязычная бабуля, которую в День Всех Святых воскрешают в теле татуированного убийцы-бугая: она нежно тискает внуков, изрекает очаровательные непристойности и проповедует общую лёгкость бытия.

Отдельного упоминания стоит, конечно, состав персонажей, из-за которого зарубежная пресса тут же принялась обвинять «Углерод» в расизме. Мол, почему изначальный азиат Ковач должен ходить в безупречном теле шведа — это что ещё за арийские идеалы? Этим либеральным ребятам любой повод сойдёт за расизм, они как-то не учитывают, что в первоисточнике было то же самое. А нам вот забавно. Мы бы посмеялись ещё больше, если бы Ковача изначально исполнял безупречно-шведский Юэль Киннаман, а потом его засунули, например, в Дэвида Швиммера. Ну, вы поняли.

Мы ЗА такой визуальный ряд

Бывает, что драки, которых здесь много, потому что это всё-таки боевик, сделаны так, что не оторваться, а бывает, что хочется оторваться и оторвать заодно руки постановщикам: камера дёргается, смазывает сцену, и вся драка вылетает в трубу. Или просто хореография недоделана. Он вообще не ровный, этот сериал, но, сволочь, всё же красивый. Бюджет у «Углерода» огромный, и в картинке это действительно видно: бесконечный мрачный город с неоновыми огнями, светлый дом Бэнкрафта в облаках, подпольные лаборатории. Ну красота же!

Да, мы согласны с обвинениями, что «Углерод» ужасно похож на «Бегущего», некоторые говорят, что он «Бегущий» даже больше, чем сам «Бегущий». Но! Это неонуарный сай-фай, где тёмные переулки перемежаются неоновыми голограммами, в самых разных местах города торгуют девочками и мальчиками, а полиция гоняется непонятно за кем. Если что-то здесь есть, то это атмосфера, и по духу, даже если это китайская лапша, 3d голограммы, бесконечный дождь и такой же бесконечный неон, «Углерод» что-то своё всё же. В «Бегущем» — это замечательный, полнокровный мир, на который работают персонажи; здесь же это мир, который работает на историю. Так что простим ему эту неловкую наследственность.

Отдельного внимания заслуживает виртуальная реальность, которая сделана не просто удобоваримо, но очень тщательно. Под каждый вид её своя картинка: есть кислотные трипы, есть какой-то странный поп-арт, есть специально приближённая к реальности пыточная и комната для допросов, но ощущение реального мира всё равно не возникает.

В общем, мы посмотрели и решили: нельзя сказать, что новый проект Netflix не получился. Получился и даже занял нишу, на которую мало кто на современном телевидении может претендовать. «Углерод» зрелищный, атмосферный, бодрый и точно увлекательный. Компенсирует ли это его минусы? Нам кажется, что очень даже. 8 баллов.